uk en-us

Категория Главная  

ЧЕЛОВЕК-ПАУК НИНДЗЯ


2014-03-17 00:00:00

Во многих случаях боевые задания ниндзя требовали от него преодоления высоты. Иногда это был простой частокол, иногда стены и крыши домов или многоярусных пагод, но чаще всего глубокие рвы и массивные укрепления, окружавшие средневековые замки. Кроме того, ему приходилось использовать свое умение взбираться вверх и спускаться вниз еще и тогда, когда он прятался в горах от погони или пытался сократить себе путь, двигаясь через них напрямик.

Понятно, что труднее всего было проникнуть в замок, хотя именно с этим были связаны самые важные и ответственные предприятия ниндзя. Трудность заключалась прежде всего в охране, ведь любой замок по всему внешнему периметру караулили часовые. К ним следует добавить целую систему всевозможных капканов и ловушек, не говоря уже о средствах сигнализации, вроде ниток, привязанных к колокольчикам. Привлечь внимание стражи означало провалить задание и погубить себя. Поэтому надо было действовать очень осторожно, совершенно бесшумно, но в то же время достаточно быстро, чтобы успевать совер-

Шить очередное передвижение между двумя обходами караула. Главной проблемой всегда оставалось соблюдение тишины, так как ниндзя пробирался в замок главным образом ночью.

В этом смысле серьезное препятствие представлял широкий и глубокий крепостной ров, наполненный водой. Нельзя было вспугнуть диких птиц, гнездившихся в его стенах и по берегам. Следовало также предотвратить внезапное прекращение «концерта» потревоженных лягушек, в изобилии обитавших в этом искусственном водоеме. Приходилось учитывать даже такую мелочь, как стрекотание цикад, сидевших в расселинах между камнями крепостной кладки. Испугавшись приближения человека, они умолкали, а это могли заметить бдительные охранники. С подобными трудностями ниндзя обычно справлялся при помощи средств бытовой химии. Через духовую трубку он распылял специальные порошки, под воздействием которых птицы засыпали мертвым сном нередко в прямом смысле этого слова, а лягушки продолжали свою бесконечную перекличку. Что же касается цикад, то несколько особей он нес с собой в коробочке и выпускал их возле стены, предварительно тоже посыпав специальным раздражающим веществом. Возбужденные цикады начинали неумолчное пение, увлекая своим примером местных насекомых...

Из-за необходимости действовать в полной тишине ниндзя далеко не всегда мог воспользоваться специальными приспособлениями для лазания. Крюки, кошки, веревки, когти на руках и ногах значительно упрощали форсирование преград, но все они издавали звуки при соприкосновении с камнем, деревом и черепицей. Звяканье, скрежет, царапанье, шорохи, лязг и стук громким эхом отдавались в напряженных нервах часовых. Обертывание тряпками не помогало. Поэтому ниндзя предпочитали взбираться по стенам не прибегая ни к каким иным инструментам, кроме собственных рук и ног. Мысленно устремляясь «вглубь» стены, они словно прилипали к ней всем

Телом, напоминая со стороны огромных черных пауков. Весь секрет заключался в концентрации жизненной энергии «ки» в кончиках пальцев верхних и нижних конечностей. Благодаря этому, малейший бугорок, выступ или щель становились достаточно надежной опорой. А поскольку стены замков были сложены из бутового необработанного камня без всякого цемента, постольку они не представляли особого препятствия для хорошо тренированного скалолаза.

Искусство взбираться на естественные и рукотворные возвышения и спускаться оттуда вниз составляло одно из основных направлений в подготовке ниндзя. Оно известно под разными названиями: «сака-но-бори», «сётэн-но-дзюцу», «тохэ-ки-дзюцу». Не следует забывать, что кланы ниндзя базировались в труднодоступных горных районах страны. Сами условия повседневной жизни были связаны для них с необходимостью карабкаться по скалам и каменистым осыпям, лазать по деревьям, спускаться в ущелья, переправляться через горные реки и глубокие пропасти. Поэтому обучение скалолазанию начиналось очень рано, лет с пяти, как только ребенок уже мог хорошо ходить, бегать и прыгать.

Современные специалисты считают, что мастерство скалолаза зиждется на гармоничном сочетании ряда очень важных условий: сильной мускулатуры, особенно плечевого пояса и кистей рук; гибкости, позволяющей наилучшим образом использовать точки опоры, имеющиеся на скале, и чувства равновесия, которое развивается только благодаря непрестанным, практически ежедневным тренировкам. А что важнее всего, так это уравновешенность психики, ясность мысли, умение правильно оценивать соотношение конкретной ситуации и своих физических возможностей. Ведь только оказавшись лицом к лицу с отвесной скалой и ощущая спиной зияющую пустоту, человек начинает понимать, что никаких путей для отступления у него уже нет. Если он переоценил свои силы, если ему не хватает всего лишь нескольких сантиметров, чтобы зацепиться за

Выступ, на котором можно передохнуть, то падение неминуемо!

Ниндзя еще тысячу лет назад опытным путем пришли к таким же выводам. Поэтому они с детства развивали силу и силовую выносливость функциональных мышц, чувство равновесия, гибкость, умение превращать падения в акробатические прыжки, бесстрашие перед высотой, самообладание и другие необходимые качества. Обычно начинали с того, что малыша учили ходить, поворачиваться и переворачиваться на бревне, укрепленном над самой землей в горизонтальном положении. Постепенно бревно поднимали все выше, а само оно становилось все тоньше. В конце-концов, бревно заменяли жердью, потом туго натянутой веревкой, еще позже — провисшей. После такой тренировки не составляло особого труда перебраться по веревке через ущелье шириной в несколько десятков метров, не говоря уже о крепостном рве или бастионе. Другим распространенным упражнением являлось «подвешивание» на ветке дерева. Держась за нее только руками, ребенок должен был провисеть несколько минут, а потом спрыгнуть вниз, или самостоятельно добраться до ствола и по нему спуститься, цепляясь за сучья и кору. Постепенно высота и продолжительность «виса» возрастали, а ствол дерева становился все более гладким.

Видное место в тренировке юных ниндзя занимали всевозможные прыжки. Они учились прыгать с разбега с шестом в руках через заборы, на крыши построек и на небольшие естественные площадки в скалах. Или с разбега, но уже без шеста, через глубокие ямы с приземлением на руки на самом краю и последующим подтягиванием. Еще они учились взбегать вверх по слегка наклонной стене или скале на высоту до трех метров и, сделав в воздухе сальто, приземляться на ноги. Осваивали также «многоступенчатые» прыжки с места вверх, с одной небольшой площадки на другую. Хорошо тренированный ниндзя мог таким способом в мгновение ока забраться на высоту метров в пять — лишь бы было от чего отталкиваться ногами на

Этом Пути! Но главное было научиться амортизировать удар о поверхность земли при прыжках вниз с большой высоты за счет акробатических трюков, энергии «ки» и т. д. Известно, что на мягкую поверхность мох, песок, густой мелкий кустарник ниндзя могли прыгать без всяких веревок с высоты до десяти метров!

Сравнивая скалолазание ниндзя с современным альпинизмом, надо отметить, что между ними мало общего. Альпинисты всегда действуют в составе связки из двух-трех человек, тогда как ниндзя чаще всего работал на скале один. Альпинисты уделяют огромное внимание взаимной страховке, равно как и самостраховке, забивая с этой целью в камни специальные клинья, крючья и скобы, используя тонкие нейлоновые канаты. Благодаря им, альпинисту не надо «прилипать» к поверхности скалы, он может позволить себе отклоняться назад и даже висеть в воздухе, чтобы изучать выступы и трещины для дальнейшего продвижения вверх. Спуск по канату с помощью тормозного устройства не составляет никакого труда, тогда как для скалолаза, не привязанного веревкой к страховочному крюку, спуск представляет еще большую проблему, чем подъем. Стоит заметить, кстати, что альпинисты никогда не совершают свои восхождения по ночам или в плохую погоду. Напротив, для ниндзя ночь в сочетании с проливным дождем, бурей или сильным туманом служила почти идеальным прикрытием.

Впрочем, если условия позволяли что случалось намного реже, чем это кажется создателям нынешних кинобоевиков, ниндзя охотно использовали инструменты и приспособления, облегчавшие и резко ускорявшие вторжение на вражескую территорию. Набор снаряжения для форсирования вертикальных преград назывался «кайки». В него входили: веревочные лестницы различных типов басиго; веревки, сплетенные из конского или из женского волоса, с завязанными на них через равные промежутки узлами и снабженные на одном конце металлическим якорем мусу-би-басиго. Такая веревка выдерживала вес троих человек,

А на узлы можно было опираться ногами в ожидании очередного рывка вверх или вниз. Комплект дополняли копья с короткими поперечинам и-ступеньками на древке и с крюком возле основания наконечника яри-басиго, а также занятное приспособление, называвшееся синоби-ку-мадэ. Оно состояло из набора бамбуковых трубок, вставлявшихся друг в друга и дополнительно закреплявшихся веревкой, туго натянутой внутри. Конец последней бамбуковой секции снабжался кошкой с несколькими крючьями. Синоби-кумадэ легко было прятать и переносить в разобранном виде. Раздвинув его на всю длину и зацепив кошкой за преграду, удавалось быстро взбираться наверх. В бою этот инструмент мгновенно превращался в короткое копье или многозвенный цеп...

В период феодальных войн, заливавших Японию кровью несколько веков подряд, было немало случаев, когда с помощью ниндзя удавалось овладеть замками, считавшимися «неприступными». Феодальные усобицы повсюду ушли в прошлое. Но и сегодня нередко случается так, что надо во что бы то ни стало тайно проникнуть в какое-то здание, лагерь, на базу или просто перейти государственную границу. Сделать это сейчас еще труднее, чем пять или шесть веков назад. Особенности конструкции современных построек, электронная сигнализация, приборы ночного видения, скрытые телекамеры, сторожевые собаки, вертолеты — все это, казалось бы, заранее обрекает любые попытки такого рода на провал. Но ведь искусство ниндзя как раз и заключается в умении делать то, что кажется абсолютно невозможным. В том числе незаметно пробираться в такие места, куда, по мнению противника, человек проникнуть никак не может. Этот принцип — совершать невозможное для обычных людей — в наши дни взят за основу при подготовке и планировании операций коммандос.

Начинающим «ниндзя» я советую записаться в секцию скалолазания или тренироваться самостоятельно на деревьях, стенах и крышах домов, крутых откосах карьеров, в полуразрушенных промышленных сооружениях и т. д. Важно при этом соблюдать несколько условий. Прежде всего, стараться всегда проводить занятия только с партнером, уделяя при этом максимум внимания взаимной страховке. Начинать надо с простого и малого, никаких ночных восхождений! Ведь цель — научиться действовать наверняка, а не глупый риск, никому ничего не доказывающий. Следует также учитывать реакцию окружающих на ваши действия. Идеальный вариант — две или три хороших тренировки в месяц, подальше от любопытных глаз, со всеми мерами предосторожности.




Похожие статьи

 РЁТО-КАНАДЗУТИ - «ДВОЙНОЙ МОЛОТ»
 КАШИРА НУКЭ НИНДЗЯ
 ТАРУ-ИКАДА - «ПЛОТЫ-БОЧОНКИ» ниндзя
 НОШЕНИЕ МЕЧА НИНДЗЯ-ТО
 


Сайт является частным собранием материалов и представляет собой любительский информационно-образовательный ресурс. Вся информация получена из открытых источников. Администрация не претендует на авторство использованных материалов. Все права принадлежат их правообладателям